Ц
Ц

Дороги войны

Ю.М. Шадрина,
начальник отдела по делам архивов (муниципального архива)
Администрации Пуровского района

В отделе по делам архивов (муниципальном архиве) Администрации Пуровского района на постоянном хранении находятся архивные документы Головного ремонтно-восстановительного поезда № 36 (ГОРЕМ – 36), осуществлявшего строительство в 80-90 годы XX века железнодорожной ветки Сургут–Новый Уренгой на территории Пуровского района Ямало-Ненецкого автономного округа. Предприятие в 1992 году было ликвидировано и документы по фактическому наличию поступили на хранение в муниципальный архив. Тогда и были обнаружены документы, повествующие о славном военном пути коллектива поезда дорогами Великой Отечественной войны по территории Белоруссии, Латвии и Восточной Пруссии.

Военно-восстановительный поезд был сформирован 3 июля 1941 года в городе Тамбове для работы в составе специальных формирований Калининского фронта по обеспечению восстановления объектов железнодорожного транспорта, разрушенных железнодорожных путей, линий передач в пределах границ действующих фронтов.

Начальником поезда был назначен Иван Иванович Белоглазов, который и сформировал поезд. С 25 февраля 1942 года по 1947 год коллектив поезда возглавлял Николай Семенович Метревели.

В соответствии со списком личного состава за 1941 год поезд комплектовался работниками следующих специальностей: путевые рабочие, мостостроители, связисты, транспортные рабочие, ремонтники, медсестры, водители. В коллектив поезда входили и красноармейцы, призванные райвоенкоматами. Набор работников проводился по следующим отделениям железных дорог: Тамбовская ж.д., Горьковская ж.д., Пензенская ж.д., Ленинградская ж.д. Всего коллектив насчитывал 900 человек[1].

По воспоминаниям Коняева Анатолия Ивановича, работавшего связистом, в августе 1941 года поезд дислоцировался на станции Старая Торопа в деревне Полутвино Западнодвинского района Тверской области. Железнодорожный состав – мастерские, вагон-баня, хлебопекарня, склады, находился в тупике на 25 километре железнодорожной ветки Торопец-Старая Торопа[2].

На этом участке дороги проходили эшелоны с воинскими частями и техникой в сторону Смоленска и Белоруссии. Путейцы поезда следили за состоянием железнодорожных путей, которые после прохождения составов проседали в трясину болот.

Штабом Калининского фронта была установлена скорость движения эшелонов на проблемных участках железной дороги этого направления от 5 до 15 километров в час[3]. Но это только частично решало проблему. После каждого эшелона железнодорожные пути просматривались, выявлялись просевшие участки.

Для проведения работ по ремонту и восстановлению путей направлялись отряды путейцев. Расстояние поврежденного железнодорожного пути распределялось между отрядами на отделения. Направляясь на участок, отряд должен был взять с собой необходимое для работы оборудование и инструменты: молотки, лапы, ключи, ломы, железные и деревянные лопаты, зубила, кувалды, трещётки (для предупреждения нападения змей), веревки, клещи. А также работник должен был взять оружие, вещевой мешок и запасную обувь. Такое обмундирование весило несколько десятков килограммов[4].

Для реконструкции путей подвозили и подкладывали баласт под просевшие рельсы, поднимали пути, устраняли технические неполадки.

В Указе Президиума Верховного Совета СССР от 15 апреля 1943 года «О введении военного положения на всех железных дорогах» говорилось, что «в условиях войны точное и своевременное выполнение железнодорожным транспортом заданий Правительства по перевозкам имеет важное военное и народохозяйственное значение»[5]. В целях наведения строгого порядка все железные дороги объявлены на военном положении[6].

Коллектив поезда был сформирован из 5 рот. Первая рота – мостоотряд, вторая – путевая, третья – связи, четвертая – водоснабжения и пятая – сводная рота[7].

До августа 1944 года ГОРЕМ-36 находился в прифронтовой зоне, на ст. Старая Торопа, при этом работы велись в разных направлениях. Поезд обеспечивал восстановление объектов железнодорожного транспорта и связи в пределах 200 километров тыловых границ действующих Калининского и Белорусского фронтов.

29 апреля 1943 года приказом начальника поезда № 109 установлен строгий распорядок работы поезда[8], 18 мая 1943 года в соответствии с приказом начальника поезда № 120 введен дисциплинарный Устав РККА на личный состав поезда[9]. Строгая дисциплина, тяжелая напряженная работа – это объективная действительность военного положения.

И в это же время коллектив поезда принимал социалистические обязательства по выполнению заданий по проведению восстановительных и строительных работ качественно и в кратчайшие сроки, заготовке круглого леса, шпал, брусьев, инструментов и. т.д.[10] Ежемесячно подводились итоги социалистического соревнования между отрядами поезда. За лучшие показатели работы победителю вручалось переходящее Красное Знамя, отстающим – давались наказы[11].

Кроме проведения основных работ коллектив поезда обеспечивал себя продовольствием. В 1943 году посажено картофеля на площади 4,5 га, овощей-5,0 га, бобовых и других культур-3,5 га. Откармливали 49 голов свиней, вылавливали рыбу, заготавливали грибы и ягоды[12].

Для обеспечения продовольствием и предметами быта, одеждой коллективов действующей армии создавались ОРСы. Учет был строгим. За нарушение в сфере снабжения следовал военный трибунал, вплоть до высшей меры наказания[13].

Неоднократно ГОРЕМ-36 находился в зоне обстрела вражеской авиации. Как пример самоотверженного труда можно привести один лишь эпизод.

В марте 1944 года на станцию Старая Торопа был совершен налет вражеской авиации. Были взорваны вагоны с боеприпасами и продовольствием, пострадало станционное хозяйство. Разрушения восстанавливали своими силами. За 24 часа были восстановлены три станционных пути, которые обеспечили нормальное движение поездов; потушен пожар 14 вагонов с обмундированием, расчищено 1700 кв. м. площади станционных путей от завалов, вручную перенесено 200 тонн шпал и рельсов[14].

Коллектив поезда постоянно пополнялся. Для обучения вновь принятых рабочих создавались специальные курсы по профессиональной подготовке, по всеобщему воинскому обучению. Обучение проводили руководители поезда[15].

В связи с проведением восстановительных работ на освобожденной от фашистских захватчиков территории, в сентябре 1944 года ГОРЕМ-36 передислоцировался на станцию Шауляй, позже на станцию Тельшяй в Литве.

Коллектив поезда занимался восстановлением разрушенных железнодорожных мостов, один из которых через реку Неман, путей, линей связи. Обеспечивал продвижение советских войск и техники по территории Восточной Пруссии, перестраивали узкую железнодорожную колею на широкую.

9 мая 1945 года коллектив поезда встретил в 45 километрах от города Кенигсберга. Затем был передислоцирован на станцию Атбасар Карагандинской железной дороги[16].

За самоотверженный труд по выполнению заданий командования, коллективу ГОРЕМ-36 в марте 1944 года было вручено Красное знамя НКПС и ВЦСПС[17].

Приказом командующего Земландской группы войск от 10 апреля 1945 года № 0340 за образцовое выполнение боевых заданий командования фронта в борьбе с немецкими захватчиками награждены медалями «За боевые заслуги» работники поезда: Бобрышев Павел Иванович, Бойченко Алексей Петрович, Горелов Василий Назарович, Лосев Григорий Романович, Сороковов Иван Борисович, Черноусов Пантелей Петрович, Попов Василий Тихонович, Желудков Василий Владимирович[18].

Документальный фонд ГОРЕМа-36 не дает возможности назвать всех награжденных работников, полностью воссоздать историю поезда за весь военный период 1941-1945 гг. Сохранившиеся архивные документы открыли новые страницы славного трудового прошлого поезда. Можно с уверенностью сказать, что свой весомый вклад в общее дело Победы коллектив ГОРЕМа-36 внес.

Великая Отечественная война – в судьбах тех, кто воевал, кто самоотверженным трудом приближал долгожданную Победу и тех, кто помнит военные годы суровых испытаний.

      

[1] Отдел по делам архивов (муниципальный архив) Администрации Пуровского района. Ф. 1-л. Оп. 1. Д. 2. Л. 172.

[2] Отдел по делам архивов (муниципальный архив) Администрации Пуровского района. Ф. 1-л. Оп. 1. Д. 12. Л. 252.

[3] Отдел по делам архивов (муниципальный архив) Администрации Пуровского района. Ф. 1-л. Оп. 1. Д. 7. Л. 184.

[4] Отдел по делам архивов (муниципальный архив) Администрации Пуровского района. Ф. 1-л. Оп. 1. Д. 7. Л. 132.

[5] Отдел по делам архивов (муниципальный архив) Администрации Пуровского района. Ф. 1-л. Оп. 1. Д. 2. Л. 164.

[6] Отдел по делам архивов (муниципальный архив) Администрации Пуровского района. Ф. 1-л. Оп. 1. Д. 2. Л. 164.

[7] Отдел по делам архивов (муниципальный архив) Администрации Пуровского района. Ф. 1-л. Оп. 1. Д. 5. Л. 75.

[8] Отдел по делам архивов (муниципальный архив) Администрации Пуровского района. Ф. 1-л. Оп. 1. Д. 7. Л. 84.

[9] Отдел по делам архивов (муниципальный архив) Администрации Пуровского района. Ф. 1-л. Оп. 1. Д. 7. Л. 75.

[10] Отдел по делам архивов (муниципальный архив) Администрации Пуровского района. Ф. 1-л. Оп. 1. Д. 7. Л. 12.

[11] Отдел по делам архивов (муниципальный архив) Администрации Пуровского района. Ф. 1-л. Оп. 1. Д. 7. Л. 62.

[12] Отдел по делам архивов (муниципальный архив) Администрации Пуровского района. Ф. 1-л. Оп. 1. Д. 7. Л. 30.

[13] Отдел по делам архивов (муниципальный архив) Администрации Пуровского района. Ф. 1-л. Оп. 1. Д. 10. Л. 189.

[14] Отдел по делам архивов (муниципальный архив) Администрации Пуровского района. Ф. 1-л. Оп. 1. Д. 10. Л. 68., Д. 10. Л. 68 об.

[15] Отдел по делам архивов (муниципальный архив) Администрации Пуровского района. Ф. 1-л. Оп. 1. Д. 7. Л. 117.

[16] Отдел по делам архивов (муниципальный архив) Администрации Пуровского района. Ф. 1-л. Оп. 1. Д.10. Л. 237.

[17] Отдел по делам архивов (муниципальный архив) Администрации Пуровского района. Ф. 1-л. Оп. 1. Д.10. Л. 70.

[18] Отдел по делам архивов (муниципальный архив) Администрации Пуровского района. Ф. 1-л. Оп. 1. Д. 12. Л. 251

Версия для слабовидящих